Страхи Тетчер перед Германией.

  • написал: Jalal
  • 2791
В преддверие 20-й годовщины падения Берлинской стены продолжается дискуссия о роли Маргарет Тэтчер в деле воссоединения Германии, начатая лондонской «Таймс».

«Таймс» процитировала Тэтчер: «Нам не нужна объединенная Германия, это приведет к изменению послевоенных границ, чего мы не можем допустить, поскольку подобное развитие событий подорвет стабильность всей международной ситуации». Радио Свобода предоставило слово автору публикации, дипломатическому редактору «Таймс» Майклу Биньону. Специально для РС нашумевшую статью прокомментировал и переводчик Михаила Горбачева Павел Палажченко – он подтвердил, что такой разговор между лидерами двух стран действительно был. РС также обратилось к человеку, на чью информацию ссылалась «Таймс», — историку Павлу Строилову. В свою очередь, помощник президента СССР, а ныне сотрудник Горбачев-фонда Анатолий Черняев в эфире РС выразил категорическое несогласие с точкой зрения Павла Строилова. В распоряжении Радио Свобода оказался и текст стенограммы беседы Михаила Горбачева и Маргарет Тэтчер.

Теперь дискуссию продолжила авторитетная британская газета «Дейли телеграф» — она опубликовала статью под заголовком «Была ли Маргарет Тэтчер права, опасаясь объединенной Германии?». Ее автор – член попечительского совета Архивного фонда Маргарет Тэтчер, историк Эндрю Робертс – в интервью корреспонденту Радио Свобода Наталье Голицыной прокомментировал попытки «железной леди» воспрепятствовать падению берлинской стены и воссоединению Германии:

– Я бы сказал, что Маргарет Тэтчер выступала против воссоединения Германии, руководствуясь в основном психологическими, эмоциональными мотивами. При этом она прекрасно понимала, что Запад не сможет воспрепятствовать воссоединению, если обе Германии будут к этому стремиться и Советский Союз не будет этому препятствовать. В своих публичных заявлениях она, как и многие другие лидеры стран НАТО, призывала к падению берлинской стены. Но когда в 1989 году стена пала, у Тэтчер возникли серьезные сомнения в целесообразности существования в центре Европы новой могущественной Германии.

– В своей статье в «Дейли телеграф» вы упоминаете об «антигерманской паранойе», в которой обвиняли Тэтчер ее критики…

– Это действительно было что-то вроде паранойи или ксенофобии. Дело в том, что у Тэтчер было глубокое внутреннее ощущение, что могущественная объединенная Германия со своим очень деятельным и образованным многомиллионным населением вновь начнет доминировать в Европе. Эта паранойя, или ксенофобия, была вызвана ее неуверенностью в том, что объединенная Германия останется в НАТО и не будет доминировать в Европейском союзе. Эти опасения оказались беспочвенными. Здесь нужно учесть, что в очень сложной политической обстановке 1989 года эти страхи многим казались естественными.

– Вы пишете о попытках Тэтчер понять немцев – их психологию и ментальность — и строить на этой основе британскую внешнюю политику.

– Она собрала в своей резиденции Чекерс в марте 1990 года нескольких историков — специалистов по Германии. К ним присоединился тогдашний министр иностранных дел Дуглас Хёрд. Перед ними была поставлена задача: описать национальный характер и ментальность немцев. А Тэтчер очень верила в существование национального характера. Составленная ими характеристика включала такие качества, как страх, агрессивность, самоуверенность, грубость, эгоизм, комплекс неполноценности и сентиментальность. Из-за произошедшей вскоре утечки информации возник скандал – многие ученые высмеивали эту характеристику, а оказалось под градом критики.

– Не коренился ли страх Тэтчер перед Германией и недоверие к ней в ее детских страхах и военной юности?

– Вполне возможно. Она была подростком, когда разразилась Вторая мировая война. Вместе с родителями она слушала в 1940-1941 годах по радио антигерманские речи Черчилля. В то время немцы бомбили Англию. Это оказало глубокое влияние на ее мировоззрение и отношение к воссоединению Германии. Но, конечно, Третий рейх ничего общего не имел с демократической и миролюбивой ФРГ, в которой очень сильны были пацифистские настроения. Однако в 1989 году не только Маргарет Тэтчер опасалась реваншистских настроений в Германии.

– Значит ли это, что тогдашние опасения Тэтчер были оправданны?

– Тэтчер была неправа. свидетельствует, что воссоединение было огромным политическим успехом. Тем не менее, мне кажется, что она была не совсем неправа, когда призывала к медленному, постепенному воссоединению. Быстрота, стремительность воссоединения в то время беспокоила не только англичан, но и французов, и других соседей Германии. Опасения эти оказались напрасными. Современная Германия – влиятельный член НАТО и Евросоюза, ее войска находятся в Афганистане, она пользуется заслуженным уважением международного сообщества.

– Признала ли Маргарет Тэтчер впоследствии свою неправоту?

– В своей автобиографии она признается, что единственное поражение, которое она потерпела в своей внешней политике, было в деле воссоединения Германии. Тэтчер не из тех людей, которые наперекор фактам пытаются себя обелить. Она искренний и ответственный политик, понимающий, что людям свойственно временами ошибаться, и она призналась, что ошиблась.

18.09.2009 18:17
Наталья Голицына (Лондон)

Read more: www.svobodanews.ru/content/article/1826061.html#ixzz0RUf4U1Do
Under Creative Commons License: Attribution
  • 0
  • 2791

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.