Флуоресцентный воздух

Денис Тучин (Alexey.Drum@gmail.com)

Представьте себе, что Вы находитесь в деревне. Представили? А теперь представьте, что Вы находитесь не в какой-то захолустной деревне, а в поселке городского типа, где жгут только березовые дрова – скажете, такого не бывает – возможно, но Вы просто представьте. То есть Вы можете вообразить, здесь даже не знают запаха бензина. Представили такую ситуацию? Сложновато? Но Вы постарайтесь. Здесь самый резкий запах это аромат мяты и свежескошенного сена. А теперь вообразите, что вы в горном сосновом бору… Специфический запах озонированного воздуха, легкое головокружение от избытка кислорода… Хорошо.

А теперь попробуйте совместить все эти ощущения. Это должно быть не слишком трудным, ведь, Вы не знаете, что на самом деле находитесь в одном из крупнейших городов достаточно могущественного государства 12-го или 13-го века… Нет? Не ассоциируется у Вас мегаполис с горным хвойным лесом?.. Ну ладно, забудьте про город – считайте, что Вы уже четыре часа как на природе далеко, пусть двести километров от города, чирикают разные птички, Вы даже не представляете какие. Точнее Вы хорошо изучали биологию в восьмом классе, но такое обилие птиц Вас сбивает с толку, Вы, наверное, за все одиннадцать лет школы не узнали о стольких пернатых, скольких услышали сегодня. Правда? Красиво поют, но Вы пришли наломать молодых можжевеловых веток… Вам нужно их побольше, и они должны быть посвежее, чтобы запах сразу отдавался аж в мозг, и человек впадал в легкий транс. Чувствуете, чем-то напоминающий новогодний запах только у отошедших от зимы сосен этот аромат кажется чем-то похожим одновременно и на березовый сок и на январскую игру в снежки, когда только что попавший в Вас полуледяной ком начинает медленно таять и охлаждать ушибленный нос? Вот, эта детская пора, тогда воздух еще приносил положительные ощущения при вдохе полной грудью. Как? Хорошо? Почувствовали? Теперь представьте, что воздух ЕЩЕ свежее! Что? У Вас начинается помутнение сознания, когда Вы его вдыхаете, идут красные круги, когда Вы пытаетесь дышать чаще…

Уже не можете представить?.. Еще бы – такого не бывает!!! – скажете вы, и будете абсолютно правы – так не бывает – даже самый свежий воздух не может Вас вывести из сознания. Тогда как короткая пробежка за автобусом вдоль самого оживленного проспекта столицы приводит, к получасовой и мучительной отдышки с непрекращающимся сухим и противным кашлем…

Что я могу сказать?.. Все это так.

* * *

Я очутился здесь очень неожиданно и быстро, так же, как Вы просыпаетесь по звонку будильника – «ни к селу, ни к городу», на середине сна про светлое со спокойным сердцебиением Вы вдруг врываетесь в безжалостную и серую действительность. Вот также и я оказался, там. Я не бежал, я не шел, я стоял, точнее до этого я сидел, но, оказавшись тут, я «полусидел», как будто у меня мгновенно выдернули стул из под того самого места. В общем-то, так и было – я сидел в офисе, и, вдруг, стула нет, а я совершенно в другом месте. Сначала я упал на мягкие ткани тыльной части своего тела пониже спины. От неожиданности и от испытанного удара я задержал дыхание. Потом по привычке вдохнул, но чуть больше, чем обычно, чтобы восстановить концентрацию жизненно важного газа…

Дальнейшие мои ощущения лучше передавать картинками с использованием флуоресцентных цветов, которые, обычно, ярко сверкают на дискотеке. Я обжег горло, гортань, трахею и легкие… Вы когда-нибудь чувствовали боль в легких?.. Вот! А я почувствовал жжение… Можете себе вообразить, почти, как в желудке, когда Вы съели 5 лимонов подряд, не запивая, но в легких. Ощущение похожее на качественную водку с перцем принятую внутрь, причем очень быстро и в большом количестве.

Это был мой первый вдох в этом мире, я икнул и прокашлялся… Застыл опасаясь сделать следующий вдох. Вам знакомо ощущение когда вы знаете, что после некоторого действия Вам станет намного лучше, но Вы его оттягиваете, так как Вам сильно претит боль и отрицательные эмоции испытываемые при его совершении. Я больше чем уверен, что мужской половине населения знакомы эти ощущения; не могу сказать авторитетно, но видимо женщины при родах испытывают родственное чувство, но с много большей силой, чем мучающийся с похмелья мужик. Вы понимаете это выбор:… вот он… конец уже близко,… но как трудно сделать к нему шаг…

И вот второй вдох, еще более болезненный и раздражающий. Все! Больше не буду вздыхать – очень больно, горло горит, как после самой острой восточной приправы, легкие болят, как будто кто-то облил их ацетоном. Но дышать надо. Делаю затяжной осторожный и очень аккуратный вдох. Всасываю воздух медленно, как будто через тончайшую соломинку для коктейлей в клубе, чувствую жжение, но пока терпимое, легкие насыщаются кислородом, он попадает в артерии и снабжает воздухом весь организм. Тело живет, но пока с опаской, будто кто-то пристально смотрит за ним и в любой миг, безо всякой причины может моментально остановить эту жизнь. Видите это тело? Вот оно трепещет,… просит пощады… А пощады не будет! Ее ждать не от кого – это сама мать природа. Второй осторожный вдох. Третий вдох в этом мире. Каком мире? Кто знает? Лишь автор, но и он тогда не знал…

Четвертый. Пятый чуть смелее, легкие уже почти не чувствуют новых «огненных» потоков кислородной лавы в недра организма, горло ассоциирует себя с пресловутой «луженой глоткой», вдохи идут чаще и менее продолжительно, это объяснимо – я разволновался, оказавшись неожиданно в незнакомом месте, потому требовался кислород.

Отметив для себя, что нормализовал приток крови к голове много быстрее, чем обычно, я огляделся. Был я в сарае. Я знал это слово, так как лет в пять или шесть я был в дерене у дальних родственников и представлял, что такое сарай. Сарай – это не номер гостиницы, где нет , как все привыкли считать, это деревянное строение, где вместо пола лежит солома – это что-то похожее на синтепон или вату по мягкости, но все же напоминающее свалявшуюся кучу многократно использованных соломинок для коктейля, все-таки иногда чуть покалывающих в отличие от настоящего синтепона. Я сидел именно на этой соломе. Под деревянное строением здесь подразумевается не исторический памятник, вроде церкви или древнего кремля, нет, просто гаражеобразное здание, если его можно так назвать, больше похожее по теплосохранению на пляжный зонт, чем на что-либо другое. Доски и не собирались никогда быть рядом друг с другом, и порой возникало ощущение, что щели шире, самих деревянных деталей постройки. Но было лето, и сей факт никак не беспокоил меня на ближайшие месяца два-три.

Став хорошо дышать, я вдруг заметил, что грудная клетка моя почти не двигается – я практически не дышал, если взглянуть со стороны – затаил дыхание, как будто готовясь напасть на добычу.

Я попытался встать, как всякий нормальный человек. Думаю, любой оказавшийся в экстремальной ситуации человек старается защититься, приготовится к отражению нападения, собраться, взбодриться. Для этого он встает в полный рост расправляет плечи, тем самым увеличивая вероятность поражения противником, но одновременно пугая своей решительностью и непоколебимостью намерений стоять до конца. А Вы бы не стояли до конца, когда на кону ваша жизнь?

Но жизнь не была ставкой в этой игре, и не было вообще ставок, и игра то была по большей части фарсом, максимум приятельской шуткой, но настроение, конечно, было совсем другим.

Наверняка многие из вас знают, что когда резко встаешь, в глазах темнеет от недостатка кислорода в крови, поступающей к глазам и к мозгу, поэтому, резко вставая, мы начинаем чаще дышать и иногда мотать головой. Я не был исключением, и, учитывая неординарность ситуации, встав, я с удвоенной силой начал дышать, практически неосознанно совершая все эти действия – настолько они были отработаны за неполные двадцать три года. Встряхнув головой, я почувствовал головокружение, я уже начинал второй взмах, когда сообразил, что голова моя кружится отнюдь не от недостатка живительного газа, а как раз наоборот. Я вдохнул слишком много, и мозг был буквально опьянен потоком «обогащенной» крови. Я чуть не упал, но во время вернул себе равновесие, все-таки избыток кислорода позволяет выстоять на ногах, а шок после нокаута в боксе – нет (дыхание после него прекращается нередко более чем на пять секунд, а иногда возвращается только в реанимации).

Попробуйте как-нибудь в загородном хвойнике дышать очень часто полной грудью, вы поймете, что значить голова кружится от удовольствия. Но тогда не было удовольствия, было чувство полу-страха полу-любопытства: «Где я? Почему здесь все так необычно?»

Когда я уже смог стоя дышать без проблем, отметил, что дышу еще реже, чем когда я просидел пять минуть на соломе, а грудь моя вообще не вздымается – окажись я в средневековье, меня тут же приняли бы за вампира или зомби, которым с кислород нужен разве только для горения геенны.

Я уже готов был выйти наружу из этого сарая, но мне в голову закралось едва заметное опасение – вдруг я и действительно попал в средние века. В такой провинции (я тогда не мог представить, что нахожусь в одном из главных торговых городов государства) после первого вопроса о том, как пройти до библиотеки или чего-то подобного я сразу бы сошел за еретика. Ну а что я мог сделать по этому поводу? Я мог вздохнуть полной грудью, еще раз обжечь некоторые особенно живучие клетки эпидермиса легких и шагнуть в неизвестность, навстречу этому до боли опасному и до экстаза приятному чистому воздуху.

7.03.2005

PS: Интересна эта статья еще и тем, что, если людям старше 20 лет некоторые места кажутся утрированными, то подросткам, выросшим в мегаполисе в состоятельной семье, действительно сложно представить, что такое сарай и что такое солома.
  • +2
  • 2750

1 комментарий

avatar
  • ostrov
  • 0
Красивый рассказ.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.