Единый государственный экзамен

Этот весьма сомнительный эксперимент волнует российское образовательное сообщество уже не первый год, хотя специалисты в области образования и науки пытается представить в качестве панацеи от всех бед современного образования, экспериментом. Недавно в Москве состоялась Всероссийская конференция «Единый государственный экзамен в системе российского образования». В ней приняли участие ведущие эксперты в данной области и представители ряда регионов, где ЕГЭ проводится не первый год. И эта конференция пришла к выводу, что эксперимент по внедрению единого государственного экзамена в России не состоялся, ибо нельзя считать научным экспериментом то, что осуществляется с грубейшими нарушениями правил проведения научных исследований, и тем более то, что проводится с грубейшими нарушениями действующего законодательства.

Вот мнение независимых экспертов:
«В ч. 2 ст. 21 Конституции РФ написано: «…Никто не может быть, без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным или иным опытам». Если условие добровольности не выполняется, то испытуемые превращаются в подопытных лиц. Главная разница между испытуемыми и подопытными заключается в признаке добровольности участия в тестовом процессе.
В ЕГЭ нет ничего похожего на эксперимент: Правительства РФ не является научным учреждением, оно никем не уполномочено проводить эксперименты на детях, у него никогда не было никакой научной программы этого «эксперимента», нет критериев его эффективности, нет научных гипотез. А без этого эксперименты вообще не проводятся.

Нет самого главного – за несколько лет экспериментирования за счёт налогоплательщиков Правительство не опубликовало никаких правдивых научных результатов своего «эксперимента». Отчёты предоставляются только Правительству РФ на основании постановления № 119 (2001 г.) пописанного М. Касьяновым. Всё, что можно было засекретить, продолжает оставаться таковым до сих пор, хотя подобная практика должна была быть наказуемой по российским законам. На языке чиновников информация по ЕГЭ называется «конфиденциальной». Эта конфиденциальность мешает независимым экспертам разобраться в подлинной сути ЕГЭ.
Иногда говорят, что ЕГЭ – не научный, а социальный эксперимент. Но тогда ситуация ещё хуже: помимо отсутствия всех перечисленных научных признаков, необходимо разрешение Госдумы и согласие граждан стать подопытными, чего опять-таки до сих пор нет.

В свете приведённых аргументов действия Правительства РФ можно однозначно толковать, как нелегитимные социально-образовательные и коммерческие опыты над детьми и над кошельками их родителей. Но в законе о Правительстве РФ нет ничего похожего, что позволяло бы ему заниматься подобными «экспериментами-опытами» на детях.
Ни одно демократически ориентированное государство не вправе воздвигать перед своими гражданами. Это запрещает Конвенция ЮНЕСКО по борьбе с дискриминацией в области образования (Париж, 14 декабря 1960 г.). Россия ратифицировала её и тем самым взяла на себя обязательства обеспечить равный для всех доступ к образованию.

Суд может поинтересоваться и таким вопросом: каким образом было утверждено Положение, согласно которому все двоечники по ЕГЭ в аттестат получают тройки? В результате они уже пятый год – троечники «в законе» и очень довольны таким подарком бывшего руководства Министерства образования. а какой ущерб наносится стране? Сейчас готовится законопроект, в соответствии с которым ЕГЭ к 2009 году должен выйти из стадии государственного «эксперимента», и он станет обязательным для каждого. по сути, ЕГЭ превратится в обязательную государственную экзекуцию для каждого, кто заканчивает школу. А теперь уже вовсю начинают проводить и так называемый малый ЕГЭ для выпускников девятых классов.
Ссылки на другие страны мира лукавы и полностью лишены каких-либо оснований: там нет ЕГЭ, а есть Национальные системы общественно-профессионального оценивания уровня и структуры подготовленности абитуриентов. Есть, кроме того, и Национальные системы аттестации и сертификации тех, кто хочет получить документ, подтверждающий компетенцию добровольного заявителя. Государства в этих потенциально коррупционных сферах в развитых странах нет».
Таково мнение экспертов.

Что же тогда толкает организаторов ЕГЭ на проведение столь сомнительного и скандального эксперимента?
Думается, ларчик, как всегда, открывается довольно просто. Речь идёт о примитивно простой и наглой попытке обогащения со стороны организаторов и идейных руководителей ЕГЭ.
Провозгласив одним из главных принципов данного «эксперимента» борьбу с коррупцией в сфере образования, руководители Министерства образования и науки тут же создали новую уникальную схему обогащения за счёт средств родителей через единый государственный экзамен.
Не вдаваясь в подробности, можно совершенно твёрдо сказать, что при данной системе оценки знаний возможности фальсификации итогов экзаменов возникают в разы.
Всё это весьма смахивает на крупномасштабную аферу. Причём её организаторами являются официальные лица из Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки во главе с Виктором Болотовым, т.к. именно с ним согласовываются все действия. Вся его «научная аргументация» сводится к утверждению, что «раз с каждым годом всё большее число регионов и вузов участвуют в ЕГЭ, то, значит, это и есть то, что надо». При этом господин Болотов забывает рассказать, какими именно методами достигается «добровольность» участия в «эксперименте» по внедрению ЕГЭ. Он забывает рассказать о методе «кнута и пряника», который Рособрнадзор активно использует для достижения своих целей. Видимо не случайно «эксперимент» по внедрению ЕГЭ сопровождается процессом сокращения филиалов вузов. Расчёт весьма прост. Те вузы, которые не захотят «добровольно» участвовать в «эксперименте», сразу становятся первыми кандидатами на сокращение своих филиалов. Это кнут. А в качестве пряника теперь активно принимают вузы возможностью получить гранты в рамках «национального проекта».
Уж слишком это напоминает деятельность достопамятного Остапа Бендера с его фирмой «Рога и копыта». Но там речь шла всего лишь о банальном надувательстве добропорядочных граждан. Здесь разговор о нарушениях более опасных. Речь идёт о попытке фактического подрыва всей системы российского образования в угоду личным корыстным интересам отдельно взятых проходимцев.

Единый государственный экзамен впервые появился во Франции. Было это в 1967 году.

В этот период во Франции из бывших колониальных территорий огромным потоком хлынула молодёжь, имеющая в кармане паспорт полноценного французского гражданина. Но обучения бал таков, что фактически не оставлял им никакого шанса на поступление ни в одно значимое учебное заведение. И это привело к взрыву социального недовольства. В первую очередь – в Париже и Сорбонне. Повсеместно звучали речи и призывы к уравнению прав молодёжи, проживающей в метрополии и в бывших колониях. Молодежь требовала равных прав по предоставлению возможностей получения высшего профессионального образования.

Именно тогда родилась идея упрощения процедуры вступительных экзаменов в высшие учебные заведения и соединения её с процедурой выпускных экзаменов в средней школе.
О том, чему и как обучалась молодёжь в средних школах в бывших колониях, можно только догадываться. И, тем не менее, Правительство Франции пошло навстречу этим требованиям. Уже в 1968 году во Франции появился единый государственный экзамен в тестовой форме.
А в 1970 году первые несостоявшиеся студенты оказались на улице. Их попросту отчислили из вузов за неуспеваемость и низкий уровень подготовки. Выяснилось вдруг, что приехавшие из далёких территорий не просто не в состоянии освоить элементарные знания, но не в состоянии даже выдержать сам процесс обучения. Миф о равенстве возможностей через ЕГЭ рухнул, так и не успев реализоваться.
Более того, французское правительство весьма озаботилось тем, что престиж отечественного образования упал настолько, что оно стало малопривлекательным для выходцев из других стран Европы. А это означало, что Франция рисковала уже через несколько лет оказаться за бортом европейского образовательного сообщества. Поэтому уже в 1972 году ЕГЭ практически был отменён.
Но примерно в это же самое время из Европы с особой миссией отправилась в США специальная группа экспертов, состоявшая из агентов натовских (в первую очередь – британских) спецслужб во главе с Александром Кингом. Перед этой группой была поставлена вполне определённая задача – провести в Америке ряд реформ, которые будут способствовать процессу изменения общественного сознания. Прежде всего это касалось молодёжной и образовательной политики.

Именно в этот период в США началась реформа образования, завершавшаяся в конце 90-х годов практически полным развалом всей системы.

Дело в том, что представители Старого Света давно и с большой тревогой наблюдали за процессом усиления Соединённых Штатов, за их гегемонистскими устремлениями и замашками. Усиление роли и значения США в мировой политике очень тревожило представителей старых аристократических кланов, претендующих на мировое господство, ибо этой стране, которую в Европе всегда считали не иначе, как за некое бандитское государственное образование, предназначенное исключительно для выполнения предначертаний элиты Старого Света, была отведена совершенно другая роль. Ещё со времён Опиумных войн с Китаем США выполняли функцию мирового жандарма, подавляющего любое выступление неугодных по указанию своих европейских магнатов.
Однако в двадцатом веке после преодоления Великой экономической депрессии и окончания Второй Мировой войны Соединённые Штаты неожиданно вырвались на передовые позиции по всем направлениям. И это многим в Старом Свете пришлось не по вкусу.
В связи с этим в недрах британских спецслужб давно зрели планы по восстановлению статус-кво. И именно с этой целью в США отправилась группа Кинга.
Вместе с собой она прихватила в Америку «»,, ЛСД и ЕГЭ. И уже через два года «Битлз» стал самым популярным рок-ансамблем, ЛСД – самый распространённым в США наркотиком, а ЕГЭ – самым любимым развлечением.

Именно развлечением, потому что первоначально никто этот самый единый государственный экзамен иначе как очередное шоу не воспринимал. Это казалось весьма привлекательным: ответить на пару-тройку вопросов – и оказаться в числе студентов самого престижного вуза. В первую очередь по результатам этой тестовой викторины принимались в такие известные университеты, как Станфорд и Йель. Затем в эту группу присоединился и Гарвард. Со временем тестовая лихорадка захватила Америку поголовно. Во многих штатах стали проводиться тестовые викторины и конкурсы. Победители получали солидные денежные премии и путёвки в лучшие университеты страны.

Так практически начался процесс структурного развала системы образования США. Постепенно полностью утратила все элементы классического фундаментального европейского образования. Главным для американского школьника стало натренироваться на угадывании тестов. Вместо всестороннего развития творческой личности новая система способствовала только развитию моторных функций памяти и позволяла научить школьников и студентов использованию того, что уже когда-то было создано другими людьми. При этом они сами оставались на уровне простых пользователей, не способных самостоятельно производить интеллектуальный продукт.
Трагедия подобралась к США в середине 90-х годов. Уже тогда стало ясно, что наступил системный кризис. Но отступать было поздно. Машина, запущенная Александром Кингом и компанией, сработала на все сто процентов. Америка окончательно превратилась в общество потребителей, полностью зависимых от интеллектуальных возможностей Старого Света.

Вся беда заключалась не в том, что мы повторим ошибки США. А в том, что эти ошибки нам будут стоить гораздо дороже, чем им. За длительный период своего господства в мировой экономике Америка сумела накопить значительные средства, которые, в конечном счёте, позволят ей преодолеть кризисную ситуацию. Уже не первое десятилетие США осуществляет скупку умов со всего мира и, в первую очередь, из России. Этот процесс давно уже приобрёл массовый характер. И только за счёт него Америка продолжает своё успешное научно-техническое развитие.
У нас таких средств нет. Более того, уже не первый год доходы государства Российского, вложенные в так называемый Стабилизационный фонд, благополучно перекочёвывают в американские банки. Так что настанет такой момент, когда интеллектуальный потенциал России в результате введения всевозможных новаций типа ЕГЭ, иссякнет, а приобрести, или, как говорят, «прикупить», умы со стороны возможности уже не будет.
В этой связи вся на первый взгляд, казалось бы, безобидная затея с ЕГЭ выглядела весьма зловеще.

Комков Сергей Константинович.

Президент Всероссийского Фонда Образования,

Доктор педагогических наук, профессор.
  • +2
  • 3248

1 комментарий

avatar
США осуществляет скупку умов со всего мира и, в первую очередь, из России.
Skoro wibor budet pomenshe)))
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.